+7 926 342 1041

Жить с удовольствием и результатом!

 

О нашем центре

СТОИМОСТЬ УСЛУГ

клинический психолог

семейный психолог

детский психолог

skype-консультации

психодиагностика

тренинги

Алексей о себе

фотогалерея

всё по психологии

отзывы

контакты

Психолог Москва. Цены.

Оценка стиля семейного воспитания подростками и их родителями



Введение

В процессе жизни человек постоянно взаимодействует с окружающей его физической и социальной средой на самых разных ее уровнях. Особую значимость имеет характер этого взаимодействия в детском и подростковом периоде, когда активно происходит формирование личностно-психологических характеристик будущего взрослого.

Среда развития включает в себя взаимовлияющие макроуровень культуры в целом, уровень общих социальных институтов и уровень непосредственного окружения ребенка. Дети и подростки пытаются влиять и действительно влияют на все эти подуровни среды развития, которые в свою очередь определяют направление психического и физиологического роста самого ребенка.

Наибольшую значимость в формировании взаимоотношений детей с социальной средой несет их непосредственное окружение и главным образом семья. Именно от нее прежде всего зависит, каким взрослым станет ребенок, какое место он займет в обществе, какие цели будет ставить, как будет преодолевать возникающие препятствия на пути к этим целям [1; 2; 7; 12; 27 и др.].

В семье человек приобретает первые навыки социального взаимодействия, готовится к дальнейшей жизни, научается видеть мир, пытается его понять и осознать. Являясь источником социальных идеалов, семья не только передает ребенку социальный, культурный, нравственный опыт, но и способна формировать у него ряд индивидуальных особенностей протекания сложноорганизованных психических процессов (восприятие, память, мышление, речь) [5; 10; 12; 13; 20–22, 24 и др.].

На психическое развитие личности ребенка оказывает влияние состав семьи, ее история и традиции [4; 9], личностно-психологические черты родителей [26; 27] и характер их взаимоотношений [25–27 и др.] и другие факторы [8], среди которых одним из центральных является стиль родительского воспитания, которыйпредставляет собой целостность трех базовых составляющих: представление родителей о ребенке, их отношение к нему и способы воздействия, применяемые при контроле, предъявлении требований, поощрении, наказании и т. п. Различные системы воздействий и способов обращения взрослых с ребенком определяются как «стиль воспитания» [11], «тип воспитания» [14], «тактика воспитания» [3]. Родительской позицией будет являться установка родителей на тот или иной стиль воспитания.

Исследованию влияния и значимости стиля семейного воспитания на психическое развитие личности ребенка посвящено большое число работ, в которых приводятся данные, полученные в результате опросов и тестирований одного или обоих родителей или их детей.

Актуальность проведенного исследования, результаты которого приводятся в данной статье, продиктована часто встречающимся разногласиями в оценках подростками и их родителями того стиля воспитания, который утвердился в семье.

Цель исследования заключалась в сравнении точек зрения детей и родителей на стиль семейного воспитания и определение того, чья оценкаточнее отражает действительность.

Гипотеза исследования состояла в том, что взгляд на стиль семейного воспитания у подростков и их родителей будет существенно отличаться и что оценка детско-родительских отношений подростками гораздо точнее и объективнее той, которую дают родители даже при анонимном тестировании.

Практическая значимость исследования заключается в возможности точного определения стиля семейного воспитания и получения более достоверных результатов при групповых формах диагностики детско-родительских отношений, необходимых педагогам-психологам, социальным педагогам, классным руководителям для проведения работы с семьями подростков для усиления воспитательного потенциала родителей.


Стили семейного воспитания: классификация, характеристики и
особенности влияния на психическое развитие личности ребенка

Детскими, семейными, клиническими психологами и психиатрами описана не только обширная феноменология стилей семейного воспитания, но и то, как они влияют на формирование тех или иных индивидуально-характерологических черт подростка в границах нормативного или отклоняющегося поведения [25; 27; 35; 36 и многие др.].

Сегодня активно используются два основных способа классификации стилей. Первый опирается на изучение качественных характеристик различных стилей воспитания, которые определяются главным образом в беседах с детьми, родителями, родственниками и теми лицами, которые могут владеть достоверной информацией. Основным недостатком такого способа классифицирования будет отсутствие ясных критериев отличия одного стиля от другого. Кроме того, создается ощущение, что связей между различными стилями существовать не может.

Второй строится на базе данных, полученных при помощи тестов, анкет и других бланковых методик, с последующей математической обработкой. Выявленные независимые факторы становятся основанием классификаций, главным минусом которых является то, что они нивелируют качественную специфичность различных типов семейного воспитания. Так происходит в силу того, что такие классификации используют слишком общие категории. Например, в работах Е. Шафера используются такие критерии как «любовь — ненависть», «автономия — контроль» [36].

Анализ имеющихся работ показал, что на сегодняшний момент отсутствует какая-либо единая общепринятая классификация. Те варианты, которые чаще всего упоминаются в исследованиях, значительно различаются и по количеству типов, и по названиям, и по используемой для их описания терминологии. Например, Диана Баумринд выделяет лишь три стиля семейного воспитания [28–30], А. Роу и М. Сайгельман — шесть с совершенно новыми названиями [35], у А. Е. Личко их число увеличивается до девяти [19].

Проведенное исследование базировалось на наиболее популярной классификации стилей семейного воспитания Грэйс Крайг [18], которая в свою очередь опирается на работы Дианы Баумринд [28–30], Э. Маккоби и Д. Мартин [34]. Данные авторы предлагают сфокусироваться на двух факторах, воздействующих на ребенка при взаимодействии с родителями — родительской теплоте и родительском контроле.

Родительская теплота определяется той степенью, в какой взрослые показывают свою любовь к ребенку, и выражается в одобрениях, похвалах, поддержке или, напротив, степенью критики, количеством наказаний.

Термин «родительский контроль» привязан к уровню присутствия у родителей тенденции к запретам, которые часто выражаются в том, что они требуют от детей подчиняться различным правилам, выполнять обязанности. Предлагаемые типы семейного воспитания варьируются в зависимости от соотношения родительского контроля и теплоты.

Так как именно эта классификация послужила теоретической основой описываемого исследования, максимально кратко рассмотрим каждый из предлагаемых типов с точки зрения того влияния, которое он оказывают на психическое развитие ребенка

Авторитарный стиль семейного воспитания — сочетание высокого уровня контроля над поведением ребенка и холодного отношения к нему. Дети, растущие в такой среде, обычно имеют высокую интроверсию, боязливы, раздражительны, обладают заниженной самооценкой. Юноши в подростковом периоде могут быть агрессивны и неуправляемы, а девушки зависимы и пассивны.

Авторитетный стиль характеризуется твердым контролем над детьми со стороны родителей и одновременно мотивированием к общению в семье, обсуждению проблем, ситуаций, правил поведения, предписанных ребенку взрослыми. Дети соглашаются с теми решениями, которые принимаются в отношении них родителями, так как они не кажутся абсурдными, произвольными и несправедливыми. Теплые отношения в семье сочетаются с высоким уровнем контроля над ребенком. Имеются данные [28–30], что такой стиль приводит к повышению адаптации ребенка, его успешной социализации. Дети, растущие в таких семьях, обладают высокой самооценкой, успешно обучаются в школе, хорошо ладят как со своими сверстниками, так и с теми, кто старше.

Либеральный стиль семейного воспитания существует в тех семьях, где низкий уровень контроля за деятельностью ребенка сосуществует с теплыми отношениями. Диана Баумринд считает, что либеральные взрослые, увлекаясь «безусловной любовью», часто отказываются выполнять те функции, которые связаны с установлением запретов [28–30]. Дети и подростки таких родителей плаксивы, импульсивны и часто истеричны в присутствии других людей. Однако автор отмечает, что судьба таких детей может складываться по-разному. В ряде случаев они могут стать активными, смелыми, творческими личностями.

Индифферентный стиль семейного воспитания, по Э. Маккоби и Д. Мартин, характеризуется и низким контролем над поведением ребенка и отсутствием любви, теплоты со стороны родителей [34]. Часто так случается в семьях, где взрослые вынуждены много работать и у них не остается сил и времени на воспитание детей. Именно в таких семьях больше всего подростков с девиантным и делинквентным поведением, особенно если попустительское холодное отношение к ребенку дополняется у родителей враждебностью к нему.

Одно из направлений, которому следует уделить особое место в рамках изучаемой темы, — исследование воспитательных установок и позиций родителей, которые классифицируются как оптимальные и неоптимальные.

Оптимальная родительская позиция будет соответствовать критерию адекватности, требованиям прогностичности и гибкости.

Адекватность родительской позиции определяется умением родителей осознавать индивидуальные черты своего ребенка, замечать те изменения, которые происходят в его духовном мире.

Под прогностичностью подразумевается способность родителей формировать такой стиль общения, который будет обгонять появление новых личностно-психологических качеств детей и развивать их в нужную сторону.

Гибкость родительской позиции — это способность перестраивать характер взаимодействия с ребенком по мере того, как он растет, меняется в психологическом плане, изменяет социальный статус, осваивает новые социальные роли и т. д. Гибкость необходима и в ситуациях, связанных с изменениями условий жизни семьи (переезд, развод, ухудшение материального благополучия и т. д.).

В тех семьях, где взаимодействие с ребенком, его воспитание приобрело затруднительный характер, весьма четко диагностируется изменение родительской позиции по всем трем выделенным показателям или по некоторым из них. В таких семьях позиция родителей неадекватна, непрогностична, у них нет достаточной гибкости; неконструктивный характер взаимоотношений с ребенком устойчив и не меняется годами.

Необходимо отметить, что описанные стили отношения родителей к детям определяют лишь общие направления условий, в которых продолжает формироваться личность подростка. В реальной ситуации действительность может быть мягче, благоприятнее или, наоборот, жестче. В одной семье одновременно может существовать несколько отличных друг от друга стилей общения, детерминированных разнообразием культурных уровней всех ее членов. Подросток может иметь стремления к идентификации с одним или обоими родителями, но может занять и отчужденную позицию ко всем родственникам. Вместе с тем всегда существуют общие тенденции, которые достаточно четко диагностируются.

 

Эмпирическое изучение взглядов подростков и их родителей на тип семейного воспитания

Исследование взглядов подростков и их родителей на тип семейного воспитания, а также изучение распространенности того или иного типа проводилось на базе Быковской СОШ № 14 Раменского района Московской области в ноябре и декабре 2015 года. В исследовании приняли участие 190 подростков и лиц, находящихся в раннем юношеском возрасте (учащиеся 5–10 классов), и 220 родителей (в возрасте 30–57 лет).


Задачи исследования

  1. Изучить оценку родителями того типа воспитания, который они практикуют в отношении своих детей.
  2. Изучить оценку подростками и лицами, находящимися в раннем юношеском возрасте, типа воспитания, который практикуется в их отношении одним или обоими родителями.
  3. Определить число семей, где взгляды подростка и одного из его родителей на существующий тип воспитания совпадают.
  4. Проанализировать схемы диагностики детско-родительских отношений и определить те из них, которые дают наиболее достоверные результаты при групповых формах работы.

 

Методы исследования

Для изучения оценки типа семейного воспитания специально был разработан опросник, который опирался на наиболее популярную в научной литературе классификацию стилей семейного воспитания Грэйс Крайг [18], которая в свою очередь была создана на основе работ Дианы Баумринд [28–30], Э. Маккоби и Д. Мартин [34].

Опросник состоял из описания десяти ситуаций, типичных для семей с подростками. Родителя просили предположить свою реакцию на каждую из ситуаций и выбрать один из четырех предлагаемых вариантов поведения.

Для детей опросник был изменен. Ситуации и варианты реакций родителя остались теми же, что и в версии для взрослых, однако теперь опросник содержал вопрос, как вероятнее всего поведет себя конкретно мама и конкретно папа.

Предлагаемые варианты возможного поведения взрослого были размещены в случайном порядке. Каждый из них соответствовал одному из четырех типов семейного воспитания, согласно классификации Г. Крайг [18].

Опросник предполагал, что в каждой ситуации ребенком и родителем будет выбран только один возможный вариант поведения. Выбирать два варианта или оставлять ситуации без выбора запрещалось. Опросники с пропусками ситуаций, с двумя и более вариантами возможного поведения родителя из исследования изымались.

Выполняя задачу, поставленную исследователями, особенно в ситуации открытого опроса, испытуемые могли делать выбор, исходя из его социальной желательности. Для определения уровня мотивации одобрения была использована методика, разработанная Д. Кроуном и Д. Марлоу в 1960 году [33]. Использовался ее сокращенный вариант (20 вопросов), который был стандартизирован в России Ю. Л. Ханиным с последующей проверкой надежности и валидности [6].

Кроме того, был применен детский и взрослый вариант «Индивидуально-типологического опросника» Л. Н. Собчик [23].


Этапы проведения исследования

После формирования репрезентативной выборки испытуемых, создания и подбора диагностического материала начался основной этап исследования.

Родителям был предложен оригинальный опросник, опросник Кроуна Марлоу, «Шкала социальной желательности», а также «Индивидуально-типологический опросник» Л. Н. Собчик. Часть родителей отвечала анонимно, пометив три бланка одним, известным только им символом. Это было сделано для того, чтобы выяснить, как много родителей пытаются давать социально одобряемые ответы. Кроме того, для изучения достоверности результатов диагностики в одних классах исследование проводил классный руководитель, которого все хорошо знают и кому доверяют, а в других — психолог, которого родители и дети видели в первый раз.

После обработки данных, полученных от родителей, такие же вопросы были предложены их детям. Между родительскими собраниями и обследованием подростков прошло более месяца. Можно с уверенностью утверждать, что дети не знали о том, что их ответы будут сравниваться с ответами родителя.

Как и в исследовании взрослой группы, работа с частью детей проводилась классным руководителем, а с другой частью незнакомым для них психологом. Была группа детей, которой также было предложено заполнить свои бланки для ответов анонимно, обозначив их только им известным опознавательным знаком.


Анализ полученных результатов

Мы исходили из того, что тип воспитания считается установленным только в том случае, если один из них (по ответам респондентов) набирает большее число баллов. Если баллы распределяются одинаково между двумя и более типами, то тип семейного воспитания считается не выявленным. Такие результаты в итоговом анализе не использовались. Из 220 родителей по тем или иным причинам в исследование не попали ответы 17-ти, а из 190 подростков — 20-ти. Сравнительный анализ ответов отцов и матерей не проводился, так как родительские собрания посещали преимущественно женщины (89 %). Статистическая обработка полученных данных проводилась с помощью пакета стандартных компьютерных программ в MicrosoftExcel, SPSS (vtr. 22.0).

Полученные результаты показывают, что подавляющая часть родителей склонна считать, что они практикуют в отношении собственного ребенка авторитетный стиль воспитания. При этом разница между открытыми и анонимными ответами оказалась незначительной. Точно такая же незначительная разница была получена при сравнении ответов тех групп родителей, где исследование проводил классный руководитель и незнакомый психолог. Анализ ответов родителей по классам также не выявил существенной разницы в результатах. Родители детей с 5-го по 10-й класс отвечали практически одинаково. Интересно отметить, что если число сторонников авторитетного стиля при открытом и анонимном вариантах ответов было практически одинаковым, то при анонимном варианте опроса «исчезли» родители — сторонники авторитарного и индифферентного стилей воспитания (4,5 % и 1,5 % соответственно, при открытом опросе) — и почти в три раза увеличилась группа родителей, сообщивших о том, что доминирующим стилем воспитания в семье является либеральный (3,3 % и 9,2 % соответственно).

Наши результаты показывают, что лишь половина детей и подростков (как при открытом, так и анонимном опросе) определяют стиль воспитания, который практикует в отношении них один из родителей, как авторитетный. Можно считать доказанным, что взгляды учащихся и родителей по рассматриваемому вопросу существенно отличаются. Подростки гораздо чаще своих родителей склонны видеть в действиях последних авторитарный, либеральный или индифферентный стиль воспитания.

Примечательно, что при анонимном опросе число девушек, заявивших, что их родители практикуют авторитетный стиль, увеличилось примерно на 10 % (за счет снижения показателя по трем другим стилям). У юношей, напротив, число заявивших об авторитетном стиле при анонимном опросе уменьшилось на 10 % и соответственно выросло на 2–5 % по авторитарному, либеральному и индифферентному стилю [16; 17].

Если проанализировать, как меняются взгляды учащихся с повышением их возраста, то можно обнаружить четкую тенденцию снижения числа подростков, считающих, что их родители заняли авторитетную позиции в отношениях с ними. Соответственно с увеличением возраста растет число учащихся, считающих, что родители занимают авторитарную, либеральную и индифферентную позицию.

Сопоставление данных, полученных в группах, где исследование проводил классный руководитель и психолог, которого дети видели первый раз, приводит к выводу, что, несмотря на большее доверие детей к классному руководителю, оно не так велико, как можно было бы предполагать. Проведенные дополнительные исследования наглядно показали, что во многих классах учащиеся в большей степени склонны доверять новому человеку, чем своему классному руководителю.

Исследование предполагало, что учеником в итоге будет дана оценка того стиля воспитания, который практикуется в его отношении родителем, уже поучаствовавшим в диагностике. Очевидно, что взгляды подростка и родителя на возможную реакцию последнего в конкретных ситуациях могли не совпадать, но в финале могла совпасть общая оценка практикуемого родителем стиля воспитания. Так действительно случалось довольно часто.

В итоговом анализе использованы результаты, полученные при опросе 120 пар родителей и подростков. 44,2 % из них одинаково оценивают как авторитетный тот тип воспитания, который практикуется родителем. При этом в парах «родитель — девушка» единство в подобном взгляде достигалось в 51,2 % случаев, а в парах «родитель — юноша» оценка совпала в 37,1 % сравнений.

Лишь в двух парах было зафиксировано обоюдное согласие с тем, что родитель применяет авторитарный стиль воспитания. В обоих случаях это были юноши и их мамы. Пар, в которых и ребенок, и родитель оценили стиль воспитания как либеральный или индифферентный, не выявлено. С повышением возраста детей выявлена тенденция снижения их согласия с тем, что родитель практикует авторитетный стиль воспитания.

При проведении исследования отдельно подсчитывалось, как часто родитель и подросток выбирали один и тот же вариант к каждой предлагаемой ситуации. Совпали 37,9 % ответов. У юношей этот показатель составил 33 %, а у девушек 41,6 %.

После исследования каждого родителя спросили, согласен ли он с тем выводом, который сделан по результатам обработки их варианта опросника. Подавляющее большинство родителей (97 %) устно подтвердили правильность вывода. Однако возникает вопрос, почему примерно у половины детей иной взгляд на стиль, который практикуется их родителями. Кто точнее оценивает ситуацию, подросток или его родитель? Данные какого группового исследования позволяютполучить более достоверную информацию о стиле семейного воспитания?

Средний балл, полученный родителями по методике «Шкала социальной желательности», был незначительно выше среднего балла, полученного детьми (11,3 % против 10,9 %).

Сравнение взрослых и детских данных, полученных по шкале лжи и аггравации (методика ИТО Л. Н. Собчик), также выявило большее число недостоверных результатов у родителей (10,5 % против 9,8 %). Зафиксированные различия средних величин не являются статистически значимыми ни в одном, ни в другом случае. Однако была зафиксирована статистически значимая, средняя по силе отрицательная корреляционная связь у родителей между их уровнем по методике «Шкала социальной желательности» и баллами по тем стилям воспитания, которые они определили в дополнительном опросе как нежелательныедля своей семьи (авторитарный и попустительский). Коэффициент корреляции Пирсона r=-0,34 (Критерий значимости двухсторонний 0,000 при N=120) и, соответственно, такие же результаты, но с положительным знаком корреляции были зафиксированы при сопоставлении результатов по шкале социальной желательности и теми стилями воспитания, которые были определены как желательные (авторитетным и либеральным).

У подростков также была выявлена подобная значимая корреляция, но почти в два раза слабее: r=-0,187 (критерий значимости двухсторонний 0,041 при N=120) и r=0,183 (критерий значимости двухсторонний 0,046 при N=120).

Можно сделать вывод, что в условиях общеобразовательной школы при групповой форме диагностики стилей семейного воспитания наиболее достоверными представляются данные, полученные в результате обработки ответов учащихся. Родители имеют большую склонность давать социально одобряемые ответы и прибегать к использованию психологических защит.


Выводы и заключение

Семья, согласно устоявшимся взглядам, играет главную роль в формировании личности ребенка. В реальной жизни далеко не во всех семьях дети имеют достаточные условия для полноценного физического, умственного и духовного развития. Касается это не только тех семей, которые считаются неблагополучными. Семья, оцениваемая родителями и педагогами как хорошая, в глазах ребенка может таковой не быть. Исследование показало, что взгляды подростков и их родителей на тип семейного воспитания могут существенно отличаться. Родители в подавляющем большинстве склонны считать, что практикуют авторитетный стиль воспитания. С этим согласны лишь около половины подростков и лиц, находящихся в раннем юношеском возрасте. При определениитипов семейного воспитания учителям, социальным педагогам и психологам при групповых формах диагностики детско-родительских отношений есть смысл в большей степени ориентироваться на ответы детей, так как их родители в подобном исследовании чаще склонны давать социально одобряемые ответы.


Литература

  1. Алексеева Л. С. Психологическая служба семьи в системе социальной работы // Семья в России. 1996. № 3/4. С. 113–126.
  2. Алешина Ю. Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование: Социальное здоровье России. М.: «Класс», 1994. С. 25–37.
  3. Андреева А. Д. Руководство практического психолога. Психическое здоровье детей и подростков / А. Д. Андреева, Т. В. Вохмянина, А. П. Воронова, Н. И. Чуткина; под ред. М. В. Дубровиной. М., 1995. 571 с.
  4. АнтоноваЛ. И., Цветкова Н. А. Роль семейных традиций и ритуалов в представлениях старших школьников о семье // Современные гуманитарные исследования. 2006. № 1. С. 276–278.
  5. Ахутина Т. В. Преодоление трудностей учения: нейропсихологический под­ход / Т. В. Ахутина, Н. М. Пылаева. СПб: Питер, 2008. 320 с.
  6. Барлачук Л. Ф., Морозов А. В. Словарь-справочник по психодиагностике. СПб.: Питер, 2005. 528 с.
  7. Божович Л. И. Проблемы формирования личности / под ред. Д. И. Фельдштейна. Воронеж, 1995. 172 c.
  8. Ведерко О. В. Эффекты информационного стресса у человека: соотношение биохимических параметров и сердечного ритма / О. В. Ведерко, Н. Н. Данилова, Н. В. Гуляева, Б. М. Коган, Н. А. Лазарева, М. В. Онуфриев // Нейрохимия. 2003. Т. 20. № 1. С. 68–74.
  9. Гаранина Т. П. Семейные традиции и их роль в воспитании детей. Минск, 1983.
  10. Денисенкова Н. С. Влияние семьи на развитие способностей ребенка // Современное дошкольное образование. Теория и практика. 2012. № 2. С. 60–65.
  11. Дружинин В. Н. Психология семьи. СПб.: Питер, 2008. 176 с.
  12. Дубровина И. В. Особенности психического развития детей в семье и вне семьи / И. В. Дубровина, М. И. Лисина // Возрастные особенности психического развития детей. М., 1982. 152 c.
  13. Дубровина И. В. Психическое развитие воспитанников детского дома. М.: Педагогика, 1990. 264 с.
  14. Захаров А. И. Детские неврозы. СПб., 1997.
  15. Капустин С. А. Критерии нормальной и аномальной личности в психотерапии и психологическом консультировании. М.: Когито-Центр, 2014.
  16. Коган Б. М., Викторова О. В. Гендерный аспект личностного развития на различных этапах подросткового возраста // Системная психология и социология. 2015. № 2 (14). С. 5–43.
  17. Коган Б. М., Дроздов А. З., Дмитриева Т. Б. Механизмы развития соматических и психопатологических стрессовых расстройств (половые и гендерные аспекты) // Системная психология и социология. 2010. Т. 1. № 1. С. 105–120.
  18. Крайг Г. Психология развития. СПб.: Питер, 2000. 992 с.
  19. Личко А. Е. Подростковая психиатрия. Руководство для врачей. Л.: Медицина, 1979.
  20. Овчинникова Т. Н. Личность и мышление ребенка. М.: Академический проект, 2004. 192 с.
  21. Осипенко Т. Н. Психоневрологическое развитие дошкольников. М.: Медицина, 1996. 288 с.
  22. Поляков В. М. Нейропсихология в скрининговых исследованиях детских популяций // Доклады второй международной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения А. Р. Лурия / под ред. Т. В. Ахути­ной, Ж. М. Глозман. М.: Смысл, 2003. С. 198–206.
  23. Собчик Л. Н. Диагностика индивидуально-типологических свойств и межличностных отношений. Практическое руководство. СПб., 2002.
  24. Фотекова Т. А. Влияние социокультурных факторов на развитие высших психических функций // Сибирский педагогический журнал. 2014. № 4. С. 254–264.
  25. Хоментаускас Г. Т. Семья глазами ребенка. М.: Педагогика, 1989. 160 с.
  26. Эйдемиллер Э. Г. Методы семейной диагностики и психотерапии: методическое пособие. М.; СПб.: Фолиум, 1996. 365 с.
  27. Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В. Анализ семейных отношений подростков при психопатиях, акцентуациях характера, неврозах и неврозных состояниях. М., 1994. 96 c.
  28. Baumrind D. Current patterns of parental authority // Developmental Psychology. 1971. № 1. P. 1–103.
  29. Baumrind D. Socialization and instrumental competence in young children // In W. W. Hartup (Ed.), The young child: Reviews of research (Vol. 2). Washington, DC: National Association for the Education of Young Children. 1972.
  30. Baumrind D. The influence of parenting style on adolescent competence and substance use // Journal of Early Adolescence. 1991. № 11. P. 56–95.
  31. Bowlby J. Social pathological processes set into train by early mother-child separation // Journal of mental science. 1953. V. I. N.
  32. Bowlby J. The Making and Breaking of affectional bounds. L., 1979.
  33. Crowne D. P., Marlowe D. A new scale of social desirability independent of psychopathology // Journal of Consulting Psychology. 1960. № 24 (4). P. 349–354.
  34. Maccoby E. E. Social development: Psychological growth and the parent-child relationship. New York: Harcourt Brace Jovanovich. 1980.
  35. Roe A., Siegelman M. A parent-child relations questionaries // Child develop. 1963. V. 34.
  36. Schaefer E. S. Children's report of parental behavior: an inventory // Child develop. 1965. V. 36 

Новая информация

21.09.2017
Внимание! Запись на консультации к психологу. Октябрь 2017.

Открыта запись (индивидуальные психологические консультации) на октябрь 2017 года.

Записаться на консультацию к психологу: 
+7-926-342-10-41


29.01.2016
Новые видео на Youtube! Тренинг: Мужчина и Женщина


Если Вы стремитесь к самопознанию, осознанности, гармонизации отношений, лучшему пониманию мужчин, с которыми контактируете ежедневно, то эта встреча для Вас!


19.12.2015
БЕСПЛАТНЫЙ тренинг «2016 - мой самый лучший год!»

Для всех желающих мы проводим 2-часовой тренинг, где Вы поставите цели и разработаете поэтапный план их достижения. Ведущий: психолог и наш друг Алексей Александрович Кравченко!


10.12.2015
Мы пополнили нашу базу диагностических методик

Теперь Ваш ребёнок может пройти комплексную нейропсихологическую диагностику познавательного и интеллектуального развития.


14.10.2015
Наш Youtube канал!

Подписывайся!
Видео-канал о развитии и психологии личности, открывает доклад клинического психолога Алексея Александровича Кравченко о влиянии детства и людей из прошлого на вашу текущую жизнь и психическое здоровье.


На главную Отправить письмо